Откуда успешные предприниматели берут свои новые и гениальные идеи?

Откуда успешные предприниматели берут свои новые и гениальные идеи?

Иногда мы ассоциируем успешных предпринимателей со вспышкой гениальных идей, моментом, когда какой-то потрясающий продукт внезапно появляется в их сознании.


Например, летом 1895 года Кинг Джилет понял, что его тяжелая кованая бритва слишком скучная и неудобная для использования. Он описывал этот момент: «Когда я утром собирался побриться, стоял с бритвой в руке, мои глаза, смотря на бритву, представили ее новый образ, это было так естественно и легко, как птица, свившая свое гнездо – так родилась бритва Джилет. Я увидел все это в одно мгновение».


То, что Джилет увидел «в одно мгновение», на самом деле, заняло потом шесть лет трудных попыток и разработок, и стало прототипом, а впоследствии — его успешной одноразовой бритвой. Тем не менее, если мы поверим ему на слово, кто бы не хотел увидеть подобное озарение и ​​вспышку блестящей идеи хотя бы раз в своей карьере?


Мужайтесь. Мои исследования показывают, что для большинства предпринимателей действительно происходят подобные моменты, которые приводят к значительным переменам, но вовсе не в том виде, как это было у Кинга Джилета летом 1895 года.


Моменты озарения


Когда к предпринимателям приходит момент озарения, очень редко это  происходит также как у Джилета, чтоб они представили полностью сформированную одноразовую бритву, модель автомобиля Ford или iPhone в своих умах. Вместо этого у них, скорее всего, будет момент озарения в плане чего-то столь же глубокого, но менее ощутимого. Возможно, это какая-то нераскрытая их страсть или новое направление их работы. Может быть, это будет взгляд в их будущее. И иногда этот переломный момент менее приятен, чем птица, свившая свое гнездо.


Для Джины Браунхилл, генерального директора Sweeten, такой момент произошел во время теракта 11 сентября. «Я ехала через мост в Манхэттене на поезде, — вспоминает Браунхилл, — и мы увидели, как загорелось первое здание. Потом мы смотрели, как второй самолет ударил второе… И я сижу в стальной трубе, из которой не могу выбраться».


Получив образование архитектора, Браунхилл провела годы, изучая то, как строить здания. «Вы понятия не имеете, — говорит она, — почему кому-то было необходимо их  разрушить. Вы понятия не имеете, какие экономические или политические условия привели к этой атаке. И вот, — добавляет она, — я решила, что должна научиться разбираться в деньгах и политике».


Этот квест означал бы погрузиться в изучение экономики и политики, самообразовании, которое сменит ее род занятий от архитектуры,  к жизни предпринимателя, ориентированного на построение сообщества.


Альфред Слоан — еще один предприниматель, который вспомнил неприятный, но меняющий карьеру момент ясности. До того, как стать генеральным директором General Motors, Слоан владел HyattRoller Bearing Company, поставщиком шариковых подшипников для развивающейся автомобильной промышленности. Одним из клиентов Слоана был Генри Леланд, проворный предприниматель и гений механизации. Леланд занимался производством ткацких станков для текстильной промышленности, огнестрельного оружия на револьверной фабрике Colt, а теперь запустил автомобильную линию, которую он решил назвать «Кадиллак».


Леланд пригласил Слоана в свой офис в Детройте. Там разъяренный автопроизводитель измерил несколько подшипников Hyatt с помощью микрометра и уничтожил своего молодого, смущенного поставщика. «Вы должны делать все возможное и невозможное», — кричал Леланд Слоан. «Даже если вы делаете тысячи экземпляров, первый и последний должны быть абсолютно одинаковыми».


Позже Слоан писал: «Я был инженером и производителем, и я считал себя добросовестным. Но после того, как я вышел из кабинета Леланда, я начал смотреть на вещи по-другому». Это был момент ясности для будущего генерального директора GM: «Я был настроен быть настолько же фанатичным и верным своему делу, как и он, чтобы добиться точности и качества в нашей работе. Для подшипников качения Hyatt был установлен совершенно иной стандарт», который со временем станет эталоном для всего автомобильного мира.


Маленький и личный


Иногда момент ясности предпринимателя является небольшим и личным, как в случае с адвокатом-активисткой Эмили Рошон. В начале своей карьеры Рошон проходила стажировку юристом в Вашингтоне, округ Колумбия, для Earthjustice, некоммерческой экологической  организации.


Когда был принят законопроект, организации нужен был житель острова Род, чтобы лоббировать сенатора Оушен-Стейт Линкольна Чаффи. «Я была единственным жителем острова Род, которого они смогли найти», — вспоминает Рошон. «Они вытащили меня в Капитолий, я впервые оказалась там и впервые лоббировала. В тот момент, когда я вошла в это здание, мои глаза наполнились слезами, — смеется она, — и я подумала: «Это работа, которую мне нужно делать всю оставшуюся жизнь».


С дрожью в коленях, она встретилась с сенатором Чаффи, «который был очень мил со мной, и оказался довольно приятным в общении. Поэтому я подумала: «Хорошо, я знаю, что я хочу сделать сейчас: я хочу быть политиком и хочу быть адвокатом».


Кейт Синкотта, соучредитель Saha Global, получила момент ясности в качестве старшекурсника в Университете Вирджинии, когда внезапно разрушились планы о неделе каникул в Мексике. Она говорит: «У меня был еще один друг, который отправлялся в служебную поездку в Никарагуа, поэтому я просто поехала с ним».


Поездка изменила карьеру Синкотты, после тренинга на тему авиационного инженера, у нее закралась надежда работать в НАСА. Сегодня Saha Global спонсирует более 500 женщин-предпринимателей в сельских районах Северного региона Ганы, которые открыли около 200 предприятий, обеспечивающих чистой водой около 100 000 человек.


А как насчет истории музыканта и исполнителя Лин-Мануэля Миранды, создателя популярного мюзикла Гамильтон? Как и Синкотта, Миранда собирался в отпуск, когда приобрел копию биографии Рона Черноу об Александре Гамильтоне. Миранда начал гуглить, чтобы узнать, каким образом жизнь Гамильтона стала такой интересной и разнообразной. Удивительно для него самого, но, вероятно, ни для кого другого, побережье было чистым. Это был момент ясности, который изменит музыкальный театр.


Джилету посчастливилось представить свой конечный продукт, но Браунхилл почувствовала потребность в новых знаниях, Слоан — в навязчивом качестве, а у Синкотты — возможность помогать другим.


Был ли у вас момент озарения? Он может принять форму полностью сформированного продукта, но, скорее всего, он будет выглядеть как некая маленькая истина о себе, которая внезапно и неожиданно раскрывается вам и приходит в виде сердитого покупателя, неожиданной встречи или пропущенного отпуска. Внимательно наблюдайте; если вы открыты для подобного момента, он может навсегда изменить вашу жизнь.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
28 + 20 =